Главная / ЭКОНОМИКА / Экономисты оценили стоимость послания Путина

Экономисты оценили стоимость послания Путина

Владимир Путин

Новое послание президента России Владимира Путина Федеральному собранию оказалось ориентированным на внутреннюю повестку вопреки спекулятивным ожиданиям, что президент может озвучить судьбоносные шаги в отношении Белоруссии и Украины или выступить с конфронтационной риторикой по отношению к США.

Накануне инвесторы беспокоились, что президент может огласить жесткую внешнеполитическую повестку, которая могла бы серьезно усилить санкционные и геополитические риски, но эти ожидания не оправдались, отмечает в комментарии главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Российские рынки позитивно восприняли тот факт, что внешнеполитическая часть речи Путина оказалась короткой и не была в центре внимания, указывает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин. Путин даже не упомянул США, которые неделю назад ввели значимые дополнительные санкции против России. По состоянию на 19:30 мск рубль несколько укрепился к доллару на Мосбирже — на 20 коп., до 76,63 руб.

Не оправдался и риск смягчения бюджетной политики перед выборами в Госдуму осенью 2021 года. Президент сосредоточился на точечных социальных и экономических инициативах, не дотягивающих до рекордной стоимости предыдущего послания в январе 2020 года (около 500 млрд руб. в год). В узком смысле расходная часть послания 2021 года оценивается примерно в 130 млрд руб. в год, следует из заявления министра финансов Антона Силуанова: это «длящиеся» расходы бюджета на новые выплаты родителям-одиночкам (около 24 млрд руб. в год), помощь нуждающимся беременным женщинам, ремонт педагогических вузов, доплаты по 5 тыс. руб. кураторам учебных групп в колледжах и техникумах и ряд других мер.

Прямые расходы бюджета на два года составят около 400 млрд руб., сообщил Силуанов, из которых «наиболее существенные ресурсы» потребуются на разовые выплаты семьям с детьми-школьниками в августе 2021 года — 170 млрд руб.

www.adv.rbc.ru

Акцент на бедных

В целом озвучены достаточно скромные суммы, указывает Долгин из ING. Хотя дополнительные социальные расходы будут сконцентрированы на нуждающихся неполных семьях и беременных, это не позволит закрыть дефицит денежных доходов бедного населения в России, который оценивается Росстатом в 663 млрд руб. в 2020 году. Путин поручил к 1 июля подготовить «целостную систему мер поддержки семей с детьми» с акцентом на минимизацию угрозы бедности.

По словам Силуанова, средства на реализацию инициатив уже есть в бюджете. Сверхплановые ненефтегазовые доходы бюджета в этом году составят около 500 млрд руб. — это и есть резерв для соответствующего наращивания общих расходов по бюджетному правилу, сказал замминистра финансов Владимир Колычев в интервью Reuters накануне президентского послания. «В качестве источников могут быть использованы Резервный фонд правительства, дополнительные ненефтегазовые доходы, а также средства от перераспределений внутри бюджета в соответствии с приоритетами», — сообщили РБК в пресс-службе Минфина России.

То, что президент подчеркнул необходимость сохранения ответственной и предсказуемой бюджетной политики, указывает на отсутствие угроз для текущей бюджетной конструкции на основе бюджетного правила, считает директор по инвестициям «Локо-Инвеста» Дмитрий Полевой. Цель новых соцвыплат связана с предстоящими выборами, «но вряд ли такого рода расходы качественно изменят предвыборные настроения электората», рассуждает он.

Региональный пакет

Центральным пунктом президентского обращения в 2021 году стала помощь в облегчении долгового бремени регионов. В 2020 году совокупный госдолг регионов вырос на 18% (383 млрд руб.), почти до 2,5 трлн руб. В структуре их долга преобладают бюджетные кредиты Минфина (44%), а на долю облигаций и банковских ссуд приходится 31 и 24% соответственно. Путин объявил следующие меры в отношении региональных долгов:

  • реструктуризация коммерческих долгов регионов, превышающих 25% собственных доходов субъекта, через замещение этой части долга практически бесплатными бюджетными кредитами на срок до 2029 года;
  • пролонгация до 2029 года прошлогодних бюджетных кредитов регионам на сумму более 220 млрд руб., истекающих 1 июля 2021 года;
  • новый инструмент — инфраструктурные бюджетные кредиты на сумму 500 млрд руб.

Претендующие на помощь регионы

Формула расчета для реструктуризации коммерческого долга субъектов пока до конца непонятна, сказал РБК старший директор — руководитель группы региональных рейтингов АКРА Елена Анисимова. Если исходить из того, что под коммерческим долгом понимаются только банковские кредиты, а собственные доходы региона — это его налоговые и неналоговые доходы, то по состоянию на 1 января 2021 года реструктуризации будет подлежать задолженность регионов примерно на 100 млрд руб., подсчитала Анисимова. Общая задолженность субъектов перед банками составляет примерно 500 млрд руб.

Потенциально крупнейшие объемы рефинансирования — у Удмуртии (22,6 млрд руб.), Хабаровского края (15,8 млрд руб.), Мордовии (14,5 млрд руб.), Архангельской области (10,1 млрд руб.), Псковской области (9,9 млрд руб.), оценили в АКРА.

Регионы направят новые бюджетные кредиты на досрочное погашение долгов перед коммерческими банками, прежде всего перед Сбербанком, на долю которого приходится 85% кредитов, выданных регионам и муниципальным образованиям, сказала Анисимова. Практически все кредитные договоры регионов с банками включают опцию досрочного погашения, так что здесь проблем не будет, считает она. Банки лишатся лишь небольшого объема процентных доходов.

Альтернативный расчет предлагают в рейтинговом агентстве НКР. Поскольку «собственные доходы» региона определяются Бюджетным кодексом как налоговые и неналоговые доходы плюс дотации и субсидии из федерального центра (но не субвенции), потенциальное превышение задолженности субъектов перед банками на 25% собственных доходов становится меньше. На конец 2020 года лишь у пяти регионов задолженность перед банками превышала 25% собственных доходов, а размер этого превышения суммарно составлял 34 млрд руб. Это Удмуртия, Мордовия, Хабаровский край, Псковская и Архангельская области, указывают в НКР.

Если в периметр реструктурируемой задолженности будут включены и рыночные облигации субъектов, вопрос значительно усложнится, добавляет НКР. Ключевым в таком случае будет определение механизма выкупа облигационных выпусков с рынка за счет бюджетных кредитов.

Косвенные издержки для бюджета

Анисимова подчеркивает, что пролонгация прошлогодних бюджетных кредитов на 220 млрд руб. тоже станет важным послаблением для регионов — и не только потому, что эти средства можно будет не возвращать до 2029 года. Согласно изначальным условиям этих бюджетных кредитов, регионы не могли получать так называемые казначейские кредиты (краткосрочные кредиты от Федерального казначейства для управления ликвидностью), пока не погасят бюджетные кредиты Минфина. Теперь доступ к казначейским кредитам для регионов, получивших в 2020 году бюджетные кредиты, будет разблокирован, а казначейские кредиты позволяют им экономить на процентных расходах.

Что касается новых инфраструктурных кредитов, то, как понятно из послания, их большей частью получат субъекты, проводившие ответственную долговую политику, то есть распределение будет неравномерным, указывает Анисимова. Распределение этих 500 млрд руб. не будет прямолинейным, ожидает она, поскольку нужно смотреть в первую очередь на потребности региона.

Если считать, что федеральный бюджет в 2021 году не получит обратно 220 млрд руб. бюджетных кредитов, которые будут пролонгированы, предоставит до 100 млрд руб. бюджетных кредитов на рефинансирование коммерческих долгов, а также распределит до конца 2023 года инфраструктурные кредиты регионам на 500 млрд руб., стоимость послания Путина условно возрастает до 1,2 трлн руб. Никаких качественно новых инициатив, помимо реструктуризации чрезмерных долгов регионов и планируемых кредитов на инфраструктуру, объявлено не было, считает Полевой. В пресс-службе Минфина не стали комментировать стоимость инициатив, связанных с региональными долгами.

«Донастройка» налогов для бизнеса

Еще одной важной частью президентского послания было обещание «донастройки» налогов для крупного бизнеса, который, по словам Путина, в 2021 году получит рекордную прибыль и должен ею «правильно» распорядиться. Текущий рекорд по сальдированной корпоративной прибыли (прибыль минус убыток компаний) в номинальном выражении был поставлен в 2019 году — 16,2 трлн руб. «Через все обращение президента красной линией проходила тема социальной ответственности бизнеса за последствия экологических катастроф и за низкий уровень инвестиций», — обращает внимание Орлова, полагая, что это означает риск увеличения налоговой нагрузки на бизнес.

«Понятно, что есть ряд компаний, в частности крупных экспортеров сырьевой продукции, которые на ослаблении рубля при сохранении издержек в рублях получают очень большие доходы. Для президента и государства важно, чтобы этот ресурс послужил на будущее, а не просто убежал в потребление ограниченного количества супербогатых акционеров», — сказал РБК сопредседатель «Деловой России» Алексей Репик. Слова президента («Будем поощрять, конечно, тех, кто вкладывает») Репик интерпретирует так: «Все будет достигаться рыночными механизмами, а не директивным, не военным коммунизмом».

«Те компании, которые реинвестируют [прибыль], должны получить налоговые вычеты или снижение налога на прибыль. Чтобы это скомпенсировать (для бюджета. — РБК), для компаний, которые не реинвестируют, может подняться общая ставка налога на прибыль. Или второй вариант: возможность повышения налога на распределяемые дивиденды, но опять же так, чтобы при реинвестировании дивидендов в производство в России это засчитывалось [без роста налога]», — рассуждает Репик.

Руководитель налоговой практики Crowe CRS Legal Дмитрий Барский полагает, что заявление президента нужно рассматривать в контексте политики правительства по устранению льготного режима налогообложения пассивных выплат (таких как дивиденды и проценты), выводимых из России транзитом через зарубежные юрисдикции. Дополнительные льготы компаниям, инвестирующим в России, вполне могут сочетаться с еще более жестким подходом к компаниям, производящим выплаты дивидендов за рубеж, считает он. «Главное, чего хотелось бы избежать, — это ретроспективного распространения данной политики, то есть ситуации, когда бизнесу придется отвечать за транзакции, проведенные в те времена, когда отношение к ним было более лояльным», — добавляет Барский.

Автор

Иван Ткачёв

При участии
Юлия Кошкина

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*